ПтЫц

Зверь

А глаза мои становятся всё мертвей с наступленьем ночи – времени убивать. Я всего лишь зверь в лесу, я притих в траве, и от страха передо мною молчит трава. Да, молчит и не колышется на ветру, и седеет, словно волосы старика…
Рвётся сила из нутра и вздымает грудь – я силён и ловок, поступь моя легка.

Я силён и ловок.
Лес – он по праву мой, все тропинки в нём непременно ведут ко мне. Он мою нору укрывает своей листвой и холодный ключ пускает между камней…

Я силён и ловок.
Зверем среди зверей, тень в тени теней – я жил так за днями дни…
Я силён.
Я молод, делался всё сильней…

Всё и было так, пока не пришли... они.

…Пахли мною. Лапы были моим сродни, но в глазах я видел ломкий и тусклый страх…
Да, меня скрутили, мордою ткнули в прах.
Да, спина моя и сейчас саднит, злая память бьётся снами в моих висках…

А теперь я загнан. Вынужден тлеть и стыть в этих стенах и дорогах, шумах и мгле, а мои подобья учат меня…ходить…
А мои подобья учат меня, как... жить…

А мои подобья стали уже наглеть…

Я не сдамся! Пусть вскипают огонь и злость, я однажды вырвусь, знаю!
Я убегу!
…На моей спине следы оставляла трость, и сочилась кровь с моих рассечённых губ…

Я не сдамся!
Не сдавался…
Ну, как умел.

Я не сдался!
Это ... это они сдались…

Эта штука называется «самострел».

Было больно…
Свет.
Огонь.

Чернота и высь…
ПтЫц

Сказочник

(п мотивам творчества Тэм Гринхилл -> http://taemygreen.livejournal.com/ )

…А кепка сидела криво,
И веник в руке – букет…
Но Сказочник шёл по миру,
Ему было восемь лет.

Луна одиноко пляшет
В туманной ночной дали,
И строго застыли башни…
Он начал как все – «однажды…»
«Однажды в червонной саже
Тюльпаны огня цвели…»


Как просто – души касаться,
Улыбкой даря рассвет!
Ему было восемнадцать,
Всего восемнадцать лет…

«…Бутоны огня вплетались
Гирляндой в ночную тьму,
И вился безбрежный танец,
И бабочки искр метались…
…Сидел седовласый старец,
И мальчик жался к нему…»


В архивах небесных рыться –
На всё не найдёшь ответ,
Но Сказочнику – тридцать,
А он почему-то сед…

«…И люди, обнявшись, ждали
И верили в чудо дня.
А ночь распростёрла шали,
Что крыльями сразу стали,
Тюльпаны благоухали,
Усталую ночь пьяня…»


…Но вот вчерашние дети
Подводят земной итог…
А Сказочник… Он бессмертен,
А Сказочник – это Бог.